+7 (831) 421-00-00

+7 (499) 404-20-36

 

Аппарат "Medozons System"
обеспечивает эффективное, безопасное и дозозависимое лечение!

ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОЗОНОТЕРАПИИ

- критический взгляд на проблему

со стороны Итальянской ассоциации озонотерапевтов -

В. Боччи

(Италия)

Вступление

Чистые озонокислородные газовые смеси при лечении различных заболеваний, в том числе хронических вирусных инфекций, неоплазий, хронических ишемий конечностей, впервые нашли применение в Германии и Австрии. Озонотерапия практикуется в течение почти 50 лет. Озонокислородная смесь вводится либо парентерально (внутрисуставно, внутривенно или в полость) либо используется местно, как описано у Viebahn (1994), при этом следует полностью исключить токсичное воздействие озона на дыхательный тракт, который очень чувствительно реагирует на ингаляцию озона. На самом деле, аутогемотерапия, когда 50-300 мл аутокрови пациента ex vivo обрабатываются озоном и непосредственно реинфундируются пациенту, впервые был описан Wehrli в 1954 году; с тех пор количество проведенных процедур переступил миллионный рубеж. В Италии озонотерапия используется не так давно, а Итальянская ассоциация озонотерапевтов создана только в 1984 году. Mattassi (1985) имеет более длительный опыт и в своей книге предложит Вашему вниманию подробное обозрение о методе озонотерапии.

Тем не менее озонотерапия пока не нашла всеобщего признания в Италии, в лучшем случае со стороны научной медицины она рассматривается как альтернативный или нетрадиционный метод лечения. Большинство врачей даже не знает о существовании такого метода, а те немногие, которые знают, воспринимают озонотерапию и полученные результаты с недоверием и скептицизмом.

Почему же озонотерапия не стала общепризнанным методом лечения, особенно в Центральной Европе, и почему такую важную терапию используют преимущественно частнопрактикующие врачи, и как правило, при лечении липодистрофии (в Италии)?

В своем обозрении я хотел бы:

- обобщить причины непризнания озонотерапии;

- сделать критический анализ возможных реактивных механизмов на основе результатов экспериментов;

- описать оптимальный способ проведения аутогемотерапии и

- определить основные направления для фундаментального и клинического исследования, чтобы объективно оценить плюсы и минусы представленного метода лечения.

Причины непризнания озонотерапии

Как в любой области медицины, чтобы двигаться вперед, необходимо проанализировать и исправить прошлые ошибки:

Озонотерапия часто проводилась методом проб и ошибок, и практически каждый врач стремился разработать свою собственную терапевтическую концепцию. Такая ситуация порождает путаницу, в таких условиях очень трудно прийти к какому-либо разумному результату. Так как в Германии и Италии ежегодно проводятся многочисленные курсы совершенствования озонотерапевтов с целью стандартизировать методику озонотерапии, то ситуация в последнее время несколько улучшилась.

Прежде всего частнопрактикующие врачи часто не осознают, что озон - нестабильный газ с очень ограниченным периодом существования. Кроме того, концентрации озона (мкг/мл газовой смеси), получаемые с помощью генератора озона, со временем снижаются, а количество озона, в действительности вводимого в кровь, иногда не определяется, и только изменение цвета рассматривается в качестве покзателя.

Если озон используется как медикамент, то как для любого другого лекарственного средства необходимо знать точную концентрацию с целью получения терапевтического эффекта и исключения токсичного воздействия.

Еще раз следует подчеркнуть, что озон в виде газа в 20 мл стеклянном шприце при температуре 20оС имеет период полураспада около 40 минут, поэтому его следует использовать сразу после производства; необходимо точно определить и объем. Только если соблюдаются все эти меры, озонотерапия может стать репродуктивным методом, в противном случае озонотерапию можно сравнить только с эффектом плацебо.

Следующий серьезный недостаток состоит в том, что научные статьи о биологических и клинических аспектах озонотерапии публикуются, как правило, в виде резюме или в журналах без научной редакции и без критического рецензирования. Очень часто проведенные исследования не содержат контрольных групп, или количество клинических случаев не достаточно для статистической оценки. Так как результаты озонотерапии не публиковались во всемирно известных журналах, то научные общества врачей не имели возможности оценить этот метод. Англия и США, например, две ведущие державы в области науки, игнорируют озонотерапию или относятся к ней с недоверием. Использование озона в медицине по-прежнему не разрешено Департаментом по контролю за продуктами и лекарственными средствами (США) и, насколько мне известно, озонотерапия для борьбы с ВИЧ-инфекциями используется в очень немногих штатах (например, в Неваде).

Озон - не только нестабильный, но одновременно очень реактивный, токсичный газ, который в наши дни считается одним из самых опасных ядов окружающей тропосферы, особенно в летние месяцы в больших городах, и это приводит в недоумение простых людей, которые не могут понять, как после этого озон может использоваться в медицине. Действительно, озон особенно токсичен для дыхательного тракта, т.к. в воздухе присутствует смесь других токсичных, очень кислых соединений, которые за счет недостаточной нейтрализации способствуют образованию агрессивных радикалов кислорода. Ситуация меняется, если речь идет о крови, которая обрабатывается озонокислородной смесью, при показателе pH 7,35 и большой буферной способности. Присутствует определенная доля иронии в том, что учеными предпринимались существенные попытки (отчет Bocci 1994) показать, что озон может производить радикалы кислорода, которые атакуют липопротеины, гликопротеины, аминокислоты, нуклеиновые кислоты и приводят к заметному разрушению биологических структур, особенно в дыхательном тракте. Как мы увидим в следующей главе, намного меньше энергии затрачивается на то, чтобы разработать модели позитивного действия озона. Откровенно говоря, озон следует рассматривать как медикамент, который имплицирует в себе как позитивное так и негативное.

Если мы принимаем это определение, то для каждого метода лечения необходимо определить “терапевтическое окно”, чтобы свести к минимуму токсические эффекты и повысить терапевтическую эффективность. Для этого мы должны знать точную концентрацию озона, общую дозу и время воздействия. Растворенный в биологических жидкостях озон реагирует в доли секунды (Viebahn 1994) и производит каскад из более или менее нестабильных и реактивных продуктов реакции, которые могут вступить в дальнейшую реакцию с различными компонентами плазмы и клеток (табл. 1). Эти соединения, самые долгоживущие - гидропероксиды жирных кислот, в конце концов снова исчезают, потому что нельзя забывать, что как биологические жидкости, так и клетки содержат целый ряд гидрофильных и липофильных антиоксидантов, как то аскорбиновая кислота, мочевая кислота, глюкоза, цистин, восстановленный глютатион, a-токоферол и каротиноиды, кроме того, различные энзиматические системы, которые способны либо очень быстро регенерировать редуцированные соединения либо инактивировать окисленные радикалы с помощью внутриклеточной супероксиддисмутазы или каталазы (Halliwell u. Gutteridge 1990). Биологическая активность озона является поэтому результатом динамического баланса, по всей видимости, с явной индивидуальной вариабельностью, а именно между дериватами озона, с одной стороны, и антиоксидантами, с другой стороны (рис. 1). Иными словами: Эта схема должна прояснить, что низкие концентрации озона не проявляют токсичного эффекта, т.к. радикалы быстро и полностью нейтрализуются. С другой стороны, очень высокие концентрации озона вызывают биологическую активность, но скрывают в себе определенную цитотоксичность. Чтобы для каждого пациента определить оптимальную программу лечения, необходимо определить оптимальную дозу озона и курс лечения. Представленная схема базируется на эмпирических данных (Viebahn 1994), однако то, что нам необходимо, - это определенные, достоверные конечные результаты или маркеры, как, например, измерения окисленных соединений (например, оксигенированного глютатиона) или цитокинов на индивидуальной основе, что позволило бы коррелировать дозирование озона с клиническими результатами.

Рис.1: Биологическая активность озона как результат динамического баланса между озоном, дериватами озона и антиоксидантами.

Таблица 1: Характеристика озона, дериватов озона и биологических субстратов

Озон - очень реактивный газ, который в 20-мл-стеклянном шприце при температуре 20оС имеет период полураспада около 40 минут. Если озон вступает в контакт с биологическими жидкостями (также при pH = 7,4), он реагирует и вызывает каскад последующих реакций с соединениями, которые, возможно, имеют более долгий период полураспада, как то: альдегиды, озониды, гидроксигидропероксиды, перекись водорода, гидропероксиды жирных кислот.

Окисляющиеся субстраты, содержащиеся в плазме, клетках крови или альвеолах, имеют сниженную реактивную способность:

- ненасыщенные жирные кислоты;

- холестерин;

- свободный и связанный цистин, метионин, тирозин, триптофан и хистидин;

- углеводы в гликопротеинах;

- доноры электронов, как то аскорбиновая кислота, a-токоферол и урат.

Как действует озон? Старые и новые механизмы действия

Важной исследовательской областью является обоснование механизмов действия озона, что непременно станет решающим моментом в признании озонотерапии. Очень часто мне приходилось слышать несколько саркастические высказывания, что озонотерапия эффективна при слишком многих заболеваниях, так что ее можно воспринимать только как эффект плацебо. По моему мнению, такая оценка абсолютно неправильна и продиктовано лишь поверхностным изучением сложных феноменов. В действительности, это исключительно сложные механизмы, в качестве типичной модели мы исследуем взаимодействие озона с кровью человека, как это происходит во время большой аутогемотерапии озоном. Я считаю ее лучшей из имеющихся систем, которая проявляет биологическую эффективность, т.к. в этом случае речь идет о почти стохиометрической системе с известным объемом, точной концентрацией озона и временем воздействия и об известном объеме крови как субстрата. Определенные отклонения в субстрате крови возможны за счет различного содержания антиоксидантов, плазмы, эритроцитов, тромбоцитов и лейкоцитов. Именно это является лимитирующим фактором, но метод аутогемотерапии быстрее ведет к ожидаемым результатам, чем внутримышечное, подкожное или ректальное введение озонокислородной смеси, когда субстрат нельзя определить точно.

Едва ли стоит напоминать, что кровь представляет собой очень сложную смесь химических соединений и клеток, выполняющих абсолютно разные биологические функции (табл.2). Также не стоит напоминать, что кровь является удивительной жидкой тканью с особым качеством и одновременно выполняет различные функции: дыхательную функцию, поддержание гомеостаза, а также иммунологические и гормональные функции. Не удивительно и то, что воздействие озона на различные компоненты клетки вызывает очень разные биологические и клинические эффекты.

Таблица 2: Взаимосвязь между озоном, клетками крови и чувствительными к эффектор-молекулам клетками назначения.

Индуктор

Элементы крови

Эффектор-молекулы

Клетки-мишени

О3

Эритроциты

Цитокины

Штамм-ктлетки

Т- и В-клетки

Моноциты

Гормоны роста

Моноциты,

Макрофаги

Лимфоциты

Гранулоциты

Ингибиторы роста

Гранулоциты,

Цитотоксичные

Лимфоциты

Тромбоциты

Метаболиты

натуральные

клетки-киллеры,

гепатоциты

Плазма

Эйкосаноиды

Эндотелиальные,

Кроветворные и

опухолевые клетки

Ишемии наиболее профилируют за счет улучшенного транспорта кислорода вследствие либо повышенного содержания кислорода либо улучшенного высвобождения кислорода в гипоксические ткани в результате увеличения 2,3,-дифосфоглицерата в эритроцитах.

Таблица 3 предлагает обзор некоторых доказанных и некоторых в настоящее время еще гипотетических изменений, которые происходят в крови после введения озона.

Таблица 3: Возможные механизмы действия в обработанной озоном крови (с антикоагулянтами), которые могут привести к улучшению при ишемиях.

Механизмы

Улучшение реологических свойств крови,

Увеличение содержания 2,3-ДФГ в эритроцитах,

Сдвиг вправо диссоциативной кривой HbO2 в связи с улучшенным высвобождением кислорода в гипоксические ткани,

В последующем, высвобождение АТФ с помощью эритроцитов в микроколичествах (?),

Высвобождение эйкосаноидов (простагландин Е1 ?),

Высвобождение гемопоэтина,

Высвобождение вазоактивных и/или трофических факторов (трансформирующий фактор роста b1, TGFb1)

2,3-ДФГ: 2,3-дифосфоглицерат, HbO2: оксигенированный гемоглобин, АТФ: аденозинтрифосфат

Особой интерес представляет процесс заживления язв при нарушенном кровоснабжении, на основе которого можно показать, что трансформирующий фактор роста b1 (TGFb1) ускоряет процесс заживления (Sporn u. Roberts 1993), а содержание TGFb1 после озонирования крови значительно повышается, вероятно, за счет частичной дегрануляции элементов крови (Bocci et al. 1994).

Вне всякого сомнения тот факт, что улучшенное снабжение кислородом активирует клеточный обмен веществ и пролиферацию, и что озон ингибирует бактериально обусловленные инфекции. До недавнего времени, однако, уделялось мало внимания решающей роли факторов роста в ускорении процесса заживления.

Улучшение клинической картины, главным образом, объясняется активацией функции эритроцитов, высвобождением трансформирующего фактора роста (TGFb1) из тромбоцитов и ишемической ткани и, вероятно, в меньшей степени улучшенной функцией лейкоцитов, которая выражается в распаде некротической ткани и повышении бактерицидной активности. Улучшение снабжения кислородом имеет важное значение не только при хронических периферических ишемиях, но и в случае кардиальных, церебральных и офтальмологических ангиопатий.

Другой важной и обширной областью применения озонотерапии является коррекция при иммунодефиците. В таблице 4 представлен обзор заболеваний или состояний, когда терапия озонированной аутокровью имеет положительный эффект. В прошлом обсуждались некоторые несколько небулезные механизмы действия озона, как например: Хорошо известное вируцидное свойство озона рассматривалось как основной терапевтический фактор при хронических вирусных заболеваниях, не учитывая того, что внутренние органы представляют собой резервуары для вирусов (печень для вируса гепатита, лимфатические узлы и селезенка для ВИЧ, неврональные ганглии для вирусов герпеса I и II и т.д.) и, что только немногие частицы вирусов свободно присутствуют в плазме и подвергаются прямому воздействию озона во время аутогемотерапии.

Таблица 4: Иммунодефицит при различных заболеваниях, которые поддаются лечению методом аутогемотерапии озоном.

Хронические вирусные инфекции (гепатит B,C,D,E; герпес, папиллома-вирус, цитомегали-вирус, эпштайн-барр-вирус, ВИЧ, риновирус),

Синдром хронический усталости,

Неоплазии,

Дополнительная терапия рака (постоперативный период)

Анестезия и хирургические вмешательства,

Химиотерапия,

Лучевая терапия,

Паразитарные инфекции,

Процессы старения,

Ожоги,

Множественный склероз

Кроме того, принято считать, что после озонирования крови лейкоциты активируют функцию фагоцитоза и повышают иммунглобулин, не задумываясь о том, что эти аспекты являются лишь следствием биологических эффектов, а не причиной коррекции дисфункции иммунной системы.

Прорыв вперед произошел сначала благодаря предположению, а затем доказательствам (Bocci 1992, Bocci u. Paulesu 1990, Bocci et al. 1993, Paulesu et al. 1991) того, что озон индуцирует производство цитокинов.

После наших первых результатов, полученных в 1989 году, нам удалось показать (Bocci et al. 1993a, b, 1994a, b), что озонированная кровь после определенного инкубационного периода высвобождает интерфероны (IFN-a, -b, -g), интерлейкины (интерлейкины типа IL 1b, 2, 4, 6, 8, 10), опухоль некротизирующий фактор (TNF-a), фактор, стимулирующий колонии гранулоцитов/макрофагов (GM-CSF) и трансформирующий фактор роста (TGF-b1) (рис. 2).

Рис.2: Индукция цитокинов посредством озона в цельной крови на примере опухоль некротизирующего фактора a (TNF-a), фактора, стимулирующего колонии гранулоцитов/макрофагов (GM-CSF), интерлейкина-2 (IL-2) и g-интерферона (IFN-g).

Активация лейкоцитов и высвобождение выше упомянутых цитокинов (возможно также других, если удастся определить) являются, очевидно, проявлением основополагающих биологических функций. Интерлейкин-6, например, ускоряет синтез антител и протеинов острой фазы, фактор GM-CSF способствует лейкоцитозу; интерфероны с их антивирусной активностью предотвращают вирусные репликации и активируют, помимо этого, вместе с интерлейкином-2 и опухоль некротизирующим фактором a (TNF-a) основополагающие иммуномодуляторные функции; они способствуют: активации цитотоксичных Т-клеток (CD8+), макрофагов, нейтрофилов, эозинофилов, натуральных клеток-киллеров и активации антитела-зависимой клеточной цитотоксичности, последняя отвечает за уничтожение инфицированных вирусом клеток или опухолевых клеток или отвечает за элиминацию бактерий и паразитов.

С другой стороны, высвобождение интерлейкина-10 и трансформирующего фактора роста TGF-b1 может служить другой полезной цели, а именно подавлять избыточную иммуностимуляцию и обеспечивать тем самым закономерное программирование иммунных ответов. Стоит упомянуть о том, что аутогемотерапию используют также при лечении аутоиммунных заболеваний, как например, ревматоидный артрит; желательно было бы получить сведения о концентрации озона: возможно, что определенные концентрации озона способствуют высвобождению цитокинов-ингибиторов, которое затем приводит к суппрессии аутореактивных цитотоксичных Т-клеточных клонов и/или блокирует воспалительные цитокины, за счет производства либо растворимых рецепторов и/либо цитокин-антагонистов.

Рис.3: Место локализации мононуклеарных клеток: после реинфузии озононасыщенной аутокрови мононуклеарные клетки переселяются в лимфатические и нелимфатические органы, с целью активации иммункомпетентных клеток.

Представленные выше клинические результаты следует научно подтвердить, прежде чем констатировать, что аутогемотерапия озоном представляет собой эффективный метод лечения аутоиммунных заболеваний.

После реинфузии озононасыщенной крови мононуклеарные клетки переселяются, вероятно, в различные лимфатические органы (селезенка, лимфатические узлы, зобная железа (тимус), бляшки) и нелимфатические органы (легкие, печень) и информируют и активируют другие иммункомпетентные клетки (рис.3). Многократное повторение аутогемотерапии обеспечивает повышенную активацию иммунной системы различными путями, как то активация MHC-комплекса цитокинов или неспецифическое уничтожение и разрушение вирус-инфицированных клеток и метастаз. При вирусных заболеваниях нельзя исключить, что небольшое количество свободных вирусов - инактивированных во время процесса озонирования в плазме - могут действовать как эндогенный иммуноген и/или активатор клеточного иммунного ответа.

Описание оптимального способа проведения аутогемотерапии

Этот вопрос представляется мне очень важным, т.к. озон имеет низкий терапевтический индекс, а нам нужно добиться как можно более эффективной стимуляции иммунитета при минимально возможной клеточной токсичности. В последние годы возможные токсические эффекты озона интенсивно изучались, а именно посредством измерения индуцированного озоном гемолиза, показатель которого никогда не превышал 3,5% (Bocci et al. 1993a, b), возможного образования метгемоглобина (не был обнаружен ни в одном случае), морфологического разрушения (ниже 80 мкг озона/мл крови электронно-микроскопическим способом не обнаружено); содержание липид-гидропероксидов в плазме после озонирования концентрацией 90 мкг озона/мл крови увеличилось в три раза, но очень быстро вернулось к исходным показателям, уровень внутриэритроцитарного GSH (восстановленный глютатион) никогда не понижался более, чем на 10% и быстро дегенерировался (Bocci et al. 1993b).

Неожиданно, по сравнению с обычно применяемыми при аутогемотерапии концентрациями озона от 5 до 40 мкг озона/мл крови, нам пришлось значительно повысить концентрации озона, чтобы улучшить производство цитокинов, при этом самые эффективные концентрации озона без токсичных побочных эффектов оказались в диапазоне между 50 и 80 мкг/мл крови, в зависимости от индивидуального содержания антиоксидантов в плазме.

Концепцию (Bocci 1992, Bocci et al. 1993a, b) корреляции производства цитокинов посредством иммункомпетентных клеток в крови с концентрацией озона можно рассматривать как существенный прогресс.

Кроме того, нам удалось показать (Bocci et al. 1993a), что физиологический уровень Ca2+ в плазме улучшает индукцию цитокинов, прежнего производителя Ca2+ -комплекса (CPD = цитрат-фосфат-декстроза) мы заменили Ca-гепарином и дополнительно добавили до 5 mM CaCl2 (рис. 4).

Рис.4: Возможный механизм индукции посредством озона и степень активации за счет увеличения Ca2+ .

Как озон реагирует на клеточном уровне, остается пока неопределенным, схема на рис. 5 является попыткой дать представление о данном процессе. Возможно, озон определенным образом окисляет некоторые углеводы (галактоза?) в лектинах на клеточной мембране, что в последствии может привести к связанности с трансдуктивными протеинами. Кроме того, производные озона, как то H2O2 и гидропероксиды жирных кислот, могут диффундировать через клеточную мембрану и активировать цитоплазматический ген-регуляционный фактор NF-k B, который выполняет различные функции в иммунной системе и способствует активации генов для различных цитокинов (Schreck et al. 1991, Lenardo u. Siebenlist 1994). Я хотел бы еще раз обратить Ваше внимание на важность выбора правильной дозы, в том смысле, что очень низкие концентрации озона малоэффективны, в то время как очень высокие могут индуцировать окислительный стресс и возможно апоптоз клеток (Buttke u. Sandstrom 1994).

Решающим является тот факт, что конкретный объем крови обрабатывается определенным количеством озона в определенной концентрации в течение определенного времени, чтобы получить достоверную, стохиометрическую реакцию. При выполнении аутогемотерапии рекомендуется забрать 250-300 мл аутокрови в трансфузионную емкость и добавить 25 ед./мл Ca-гепарина/мл крови и 5 mM Ca2+. Этот момент следует особо подчеркнуть, т.к. при вирусных заболеваниях необходимо обязательно активировать клеточный иммунный ответ, чтобы окончательно остановить процесс развития болезни или хотя бы замедлить его.

Рис. 5: Схематичный обзор индукции цитокинов посредством озона в мононуклеарных клетках крови.

Озонокислородная смесь вводится в кровь посредством шприца очень просто и быстро, содержащая такое количество озона, чтобы достичь окончательной концентрации 70 мкг/мл крови, при этом возникает небольшое избыточное давление, т.к. в имеющиеся в продаже трансфузионные емкости объемом 450 мл поступает 300 мл крови на 240 мл озонокислородной смеси.

Концентрация озона ниже 40 мкг/мл крови недостаточно эффективна относительно индукции цитокинов, наш более ранний опыт показал, что концентрации озона в зависимости от содержания антиоксидантов в плазме в диапазоне от 50 до 80 мкг/мл крови дают надежные результаты; мы используем в настоящее время концентрацию озона 70 мкг озона/мл крови.

Непосредственно после подачи газа кровь осторожно перемешивается в течение 5 минут. Если каждую минуту измерять парциальное давление кислорода, а также pCO2 и показатель pH, то максимальная величина pO2 достигается в течение 3-5 минут. Тот факт, что озон вступил в химическую реакцию в крови, позволяет отказаться от дальнейшего перемешивания раствора и реинфундировать кровь в течение последующих 20-30 минут, при этом, по возможности, можно продолжать перемешивать, чтобы избежать сендиментации эритроцитов. Скорость реинфузии контролируется, как обычно при трансфузии крови. Способ проведения процедуры исключительно прост, не требуется никакой техники, так что этот метод можно использовать и в скромно оснащенных больницах в странах третьего мира.

Частота проведения процедур может быть различной, но рекомендуется следующая программа: три раза в неделю в течение первых двух недель и два раза в неделю в течение последующих четырех недель. Даже если за это время озоном было обработано 17 л крови, то это соответствует лишь 7% лимфоцитов (Westermann u. Pabst 1992). В дальнейшем, лечение можно проводить один раз в неделю или каждую вторую неделю, без ограничений во времени.

Метод аутогемотерапии не имеет побочных эффектов. Если сравнить токсичность таких потентных средств, как эндотоксин для индукции цитокинов, то аутогемотерапия благодаря отсутствующей токсичности (Bocci 1994a) способна индуцировать высвобождение цитокинов практически физиологическим способом, а именно в различных клеточных областях после переселения реинфундированных клеток (Bocci 1988). Схема на рис. 3 иллюстрирует циркуляцию активированных иммунных клеток, без значительного повышения уровня цитокинов в сосудах, и это основная причина токсичности при использовании фармацевтических препаратов. В таблице 5 сделана попытка подробно представить все “за” и “против” экзогенно вводимых цитокинов по сравнению с аутогемотерапией озоном. Чтобы обеспечить стабильный уровень антиоксидантов в плазме и нормальное поступление витаминов, одновременно мы назначаем ежедневный прием мультивитаминов (включая витамины С и Е).

Что касается пациентов с повышенной чувствительностью к гепарину, с пониженным содержанием антикоагулянтов или ацетилсалицилкислоты, с геморрагическим синдромом или тромбоцитопенией, то следует принять правильное решение, стоит ли этим пациентам назначать озонотерапию. В одном из таких случаев можно использовать обычную цитрат-фосфат-декстрозу (CPD) и медленно реинфундировать кровь. Если доступ к вене затруднен, прямое введение озона (внутримышечно, подкожно) могло бы стать альтернативой, но мне не хотелось бы высказываться о степени эффективности в данном случае, пока я не располагаю убедительными клиническими результатами.

Перспективы исследования и обобщенные замечания

Нет сомнений, что еще очень много предстоит сделать. С биологической точки зрения, нам удалось обнаружить только вершину айсберга. Необходимо, например, объяснить, остаются ли клетки крови, обработанные озоном в CPD-содержащей крови, инактивными после реинфузии или активируются после того, как вступают в контакт с содержащимися в плазме гепарином и кальцием. Нам необходимо основательно изучить спектр цитокинов, факторов роста и ингибирования и в результате озонирования крови образованных метаболитов. Кинетику производства цитокинов следует измерять на протяжении 72 часов и не только в отдельные моменты (после 8 до 9 часов), как это практиковалось раньше, с целью получить более реалистичную картину происходящего, а также определить оптимальную частоту процедур. Необходимо выяснить, какой спектр цитокинов образуется после применения озона у нормальных пациентов, пациентов с подавленной иммунной системой и с иммунологической дисрегуляцией (autoimmun), т.к. в условиях патологии следует считаться с существенным дисбалансом между TH1- и TH2-лимфоцитами (Romagnani 1991). Затем необходимо манипулировать стимуляцию озоном, чтобы для различных заболеваний получить оптимальный иммунный ответ. Кроме того, следует доказать индукцию цитокинов посредством молекулярно-биологических методов, чтобы показать продолжительность жизни различных специфических mRNA. Большой интерес представляет изучение распределения и циркуляции маркированных клеток крови in vivo, т.к. схема на рис. 3 пока еще гипотетична. Что требуется для клиники, это проведение контролируемых клинических исследований при различных заболеваниях, несмотря на то, что с этической точки зрения это не одобрено, необходимо провести контрольные исследования с кровью, обработанной воздухом. Это единственный способ подтвердить либо эффект плацебо либо индукцию нейроэндокринологических изменений, которые могут играть важную роль в рамках общего ответа. Излишне говорить о том, что эти исследования представляют имменсивный объем работы и требуют участия исследователей-энтузиастов, клиницистов, финансовой поддержки и огромного желания.

В заключении я хотел бы задать еще один критический и провокационный вопрос. Имеет ли еще смысл, в период современной молекулярной биологии выбирать такое направление исследования, когда большинство ученых надеются решить все медицинские проблемы с помощью генотерапии или протеинов, полученных ген-технологическим способом (Таб. 5)? Следует ли тогда считать озонотерапию не иначе как обзолетной и забыть о ней как о методе, не признанном официальной медициной?

Таблица 5: Иммунотерапия цитокинами.

Эндогенная индукция озоном

Экзогенное введение

“За”

Высвобождение цитокинов

Физиологическим путем

(секреция паракринного типа)

Производство цитокинов

в биологическом равновесии

Отсутствие токсичности

“За”

“Clear-cut”

Фармакологическое использование

Доза: ответ (?)

“Против”

Распределение

по эндокринному типу

Дисбаланс цитокинов

Токсичность,

затраты

Мой ответ прост и, возможно, несколько наивен: Аутогемотерапия озоном, описанная выше, представляет собой простую, безопасную, недорогую и настолько же эффективную процедуру как другие консервативные, дорогие или только экспериментальные методы. Очень возможно, что в недалеком будущем озонотерапия действительно станет обзолетной (устаревшей), а пока необходимо помочь как можно большему числу пациентов, которые, в противном случае, не получат вообще никакого лечения.

www.medozons.ru

© ООО "Медозонс", 2019

 
ENG

г. Нижний Новгород,
ул. Б.Панина, д.9

8 (831) 421-00-00

8 (831) 421-00-00

info@medozons.ru